Антропологические версии онтологии XX в.
Другое / Антропологические версии онтологии XX в.
Страница 1

Диалектический материализм и стратификационистская модель бытия Н. Гартмана оказались все же единичными примерами неклассической разработки классических ветвей онтологии - философии природы и спекулятивной метафизики. Большинство же онтологических исканий XX в. развернулось по третьей линии, дотоле явно недостаточно или крайне односторонне разработанной в классических версиях онтологии. Речь идет о многочисленных вариантах антропологического подхода, где в центре внимания оказывается человеческое бытие, рассматриваемое в различных ракурсах. В нашем кратком экскурсе мы рассмотрим лишь основной спектр логических возможностей, которые открывает такой подход. Их детальный анализ и оценка - профессиональная задача историков философии, а не теоретиков. Многие варианты онтологической мысли XX в. вытекают из одного источника - гуссерлевской феноменологии.

Для Гуссерля никакая прежняя метафизика и никакое объективное бьпие невозможны без учета фундаментально значимого факта, открытого еще Декартом и всесторонне осмысленного Кантом: все, с чем мы сталкиваемся в нашем разнообразном эмпирическом опьпе, лишь результат многообразной конституирующей работы нашего сознания, общей для всех индивидуумов, монад, как иногда называет их Гуссерль, используя терминологию Лейбница. Только феноменология, как строгая наука о сознании, обеспечивает "сознательное проведение феноменологической редукции, чтобы достигнуть того "Я" и той жизни сознания, которые делают правомерной постановку трансцендентальных вопросов как вопросов возможности трансцендентального познания". Результатом такого избавления от наивной "естественной установки" сознания за счет процедуры эпохэ (заключения в скобки всех прежних метафизических, психологических и натуралистических допущений) должно стать, по Гуссерлю, "систематическое истолкование смысла, который мир имеет для всех нас еще до всякого философствования и который может бьпь только философски искажен, но не изменен". Соответственно, реальное существование мира, как и другие элементы "естественной установки", - это лишь убеждение или вера человека, связанные с необходимостью столкновения с реальными вещами. Но это очевидное для обывателя существование внешних вещей нельзя квалифицировать как философский факт. Из убеждений нельзя построить философию. Единственное, что всегда подлинно есть и в бытии чего нельзя усомниться, - это реальность человеческого сознания. "Сознание - не просто реальность наиболее очевидная, но и реальность абсолютная, основание всякой реальности". Соответственно объективный повседневный мир, мир науки, философии, религии, искусства заменяется у Гуссерля "образами мира" в сознании, а феноменология претендует на их объективное, методологически четко фундированное (через процедуру того же эпохе) и систематическое описание как бы изнутри самого сознания.

В результате Гуссерль приходит к выводу, что существуют региональные онтологии, которые исследуют феномены природы, общества, морали, религии (т.е. различные регионы бытия). Для того чтобы их исследовать, необходим предварительный анализ сущностей и их свойств. В результате возможно создание, например, феноменологии ценностей (что осуществит М. Шелер) или феноменологической типологии религиозного опьпа (работы известного философа религии Р. Отто) и т.д. Но возможна, по Гуссерлю, и универсальная онтология, заключающая в себе все эти возможные "горизонты бытия" в качестве ответвлений.

Таким образом, мир полностью конструируется сознанием и в целом прозрачен для рациональной феноменологической рефлексии и реконструкции2. Гуссерль даже позволяет себе изречь философский афоризм: "Нужно потерять мир в эпохе, чтобы вновь приобрести его в универсальном самоосмыслении". Однако универсалистские онтологические (впрочем, как и гносеологические) претензии феноменологии очень скоро обнаружили свою несостоятельность: и сознание оказалось для рациональной рефлексии непрозрачным, и из собственного сознания перейти к миру и к чужому сознанию оказалось не так-то просто. Да и сознания различных людей столь качественно различны, что невозможно гарантировать объективность и всеобщность результатов внутреннего феноменологического опыта, на какие бы строгие методы он ни опирался. Наконец, как остроумно заметил С.Н. Булгаков, гуссерлевский идеализм и тотальный конструктивизм быстро развенчиваются опьпом этой самой "естественной установки". Стоит только больно удариться ногой о реальный стол, чтобы убедиться, что внешний мир отнюдь не чистый конструкт нашего сознания.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Учения Спинозы
  ...

Феноменологическая трактовка сознания
...

Феноменология причинности лжи
...