Голый король фундаментальной физики
Другое / Голый король фундаментальной физики
Страница 1

При всем уважении к научному сообществу, нельзя отделаться от мысли, что оно было введено в заблуждение, что на его голову был надет шутовской колпак релятивизма.

Но горький и трудный путь очищения необходим науке.

д. фил. н. В.Краснояров (3)

Эйнштейн, отказавшись от ньютоновского определения времени (абстрактная длительность), не создал своего определения этого понятия. И не имея определения понятия "время", он делает вывод об относительности одновременности, совершая, таким образом, методологическую ошибку. Ибо методологически неверно, не имея определения базового понятия "время", пытаться создавать определение производного от него понятия "одновременность".

В мысленном же эксперименте, доказывающем относительность одновременности, совершается еще одна, теперь уже концептуальная, ошибка - один из рассматриваемых в эксперименте объектов считается безотносительно покоящимся. Поочередный безотносительный покой рассматриваемых объектов, рождает эффект относительности одновременности.

В правильно же поставленном эксперименте, если рассматриваются только два объекта, а в обозримом пространстве нет ни мирового эфира, и нет никаких иных объектов, относительно которых можно было бы один из рассматриваемых объектов считать покоящимся, то в этом случае мы обязаны признать оба объекта, либо равноправно движущимися, либо равноправно покоящимися относительно друг друга, что исключает возможность рождения эффекта относительности одновременности.

Не нужно иметь ни сильно богатое воображение, ни могучий интеллект, чтобы осознать, что в мысленный эксперимент Эйнштейна закралась досадная ошибка, которая является достаточным основанием для признания частной теории относительности Эйнштейна целиком и полностью не адекватной объективной реальности.

Отчего же теория, в основе которой заложена такая простенькая, очевидная и многими замеченная ошибка, вот уже сто лет живет и завоевывает умы далеко не глупых людей.

Причин тому несколько. Одна из них заключается в том, что до сих пор нет четких и однозначных определений таких понятий, как "время", "пространство", "движение".

Более двух тысяч лет тому назад Зенон, пытаясь обратить внимание исследователей на серьезность этой проблемы, создал свои знаменитые апории, которые есть не что иное, как формально-логические противоречия, которые Зенон сформировал на основе не адекватных объективной реальности определений некоторых понятий.

"Ахиллес не способен догнать черепаху" потому, что пока Ахиллес преодолевает расстояние между точками их изначального пребывания, черепаха за это время тоже проползет какое-то расстояние, за время преодоления Ахиллесом которого, черепаха вновь окажется в иной точке. И так бесконечно.

Понятно, если Ахиллес будет стремиться в точку, где черепахи уже нет, или вообще никогда не было, то он ее никогда не догонит.

А если понятие "догнать" определить как точку их встречи, как оно в реальности и есть, и направить Ахиллеса в эту точку, то и проблем в описании этой погони не будет, как нет их и в реальности.

В апории "Дихотомия" доказывается, что никакой путь преодолеть вообще невозможно потому, что для того чтобы преодолеть какой-то путь, необходимо прежде преодолеть его половину, а чтобы преодолеть эту половину, нужно преодолеть половину этой половины. И так бесконечно. Поэтому даже начать движение невозможно.

Но если понятие "преодолеть путь" определить как процесс перемещения объекта из начальной точки в конечную, где объект преодолевает половину пути и какие угодно иные его части не "прежде, чем", а в процессе преодоления пути в целом, то, опять же, проблемы описания процесса движения исчезают.

"Летящая стрела покоится" потому, что если взять такое малое мнгновение, за которое стрела не успела изменить своего пространственного положения, и, следовательно, покоилась, то сумма таких мгновений может родить только покой, но не движение.

Но если понятие "время" вообще и "мгновение" в частности определить не как Ньютон - абстрактная длительность, а как Аристотель - время есть число движения, т.е. время есть последовательность всех тех изменений, которые протекают в Мире, изменяя его. Если любое, даже самое малое, мгновение определяется произошедшими за это мгновение какими-то изменениями образующих Мир элементов, включая и изменение пространственного положения стрелы, то в этом случае получается, что если летящая стрела не изменила своего пространственного положения, то, стало быть, и не было никакого, даже самого малого, мгновения. Нет изменений - нет времени.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Актуальные проблемы современной политической теории и права в трудах Ю. Хабермаса
...

Учение об обществе (социальная философия)
  ...

Русская философия XIX – XX веков
  ...